Эпоха викингов

Становление карельского племени в эпоху викингов (9-11 век)

Принято считать, что карелы начали образовывать свои отдельные от соседей племенные объединения с наступлением эпохи викингов в 8 – 9 веках. Родственные финнам переселенцы прибывали на территорию Финского залива, Ладожского и Онежского озера водными путями с берегов Волги через побережье Белого моря. Из Западной Финляндии также начали переселяться новопоселенцы на Карельский перешеек и северо-западное побережье Ладожского озера и ассимилировались с населением, пришедшим с востока. В новгородских хрониках эти племена известны под названием чудь. Тех, кто жил дальше в направлении к Северной Двине, называли заволочской чудью. Карелы, то есть население, проживавшее в районе Корелы (Кексгольма) упоминаются в качестве отдельной группы в летописи от 1143 года. В более ранних скандинавских сагах известны названия Кирьялаботтен и Кирьялаланд.

Викинги и славяне встречались друг с другом и с карелами на торжищах, существовавших на берегах Финского залива и Ладожского озера. Предводитель викингов Рюрик объединил в 860-е годы славянские и родственные финнам племена, образовав Новгородское государство, которое стало силой, определявшей судьбы карелов в течение многих столетий. Незадолго до этого и шведские племена объединились в государство, которое начало расширять свои владения на восток от Финского залива на районы, где проживали племена собственно финнов, племена хяме и карельские племена. Таким образом судьбой финских и карельских племен стало жить и развиваться между двумя растущими государствами, Швецией и Россией.

На побережье Белого моря также имелись поселения уже в 9 веке. Считается, что легендарная Бьярмия располагалась на берегах Северной Двины, и оттуда торговцы устремлялись на берега Белого моря и далее на юг по водным путям до Волги. Английский король Альфред рассказывает в хронике 9 века о норвежском мореплавателе Оттаре, который совершил путешествие далеко на север и на восток до самой большой реки, которой, очевидно, была Северная Двина. Оттар обнаружил на Северной Двине народ, который занимался земледелием и торговлей. По мнению ученых это был родственный финнам народ, поскольку известно, что русские расселились на этой территории только в 12 веке.

Скандинавские саги рассказывают о походах норвежцев в устье Северной Двины в 10 веке. Они торговали, но совершали и грабительские походы. В свою очередь известны и походы карелов на побережье Норвегии в 11 веке, чтобы воевать и торговать, и они продолжались вплоть до 15 века. Очевидно, что эти походы оставили свой след в калевальской народной поэзии.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

История

Линия границы между Швецией и находившейся в ее составе Финляндией с одной стороны и Новгородским государством и Московским княжеством с другой многократно менялась в ходе истории, проходя от реки Торниойоки до крепости Орешек. В разделе, посвященном истории Карелии, рассказывается о том, как заселенная карелами территория была поделена надвое государственной границей, начиная с момента заключения Ореховецкого мира и до сегодняшнего дня.

Карельское население, которое использует карельский язык в качестве родного языка и исповедует православие, исторически всегда проживало в основном к востоку от государственной границы России.

Союз беломорских карел и его преемник Карельское просветительское общество сосредоточились в своей деятельности на сохранении языка и культуры Беломорской, Олонецкой и Приграничной Карелии и оказании помощи в просветительской работе. Общество не выражало своей позиции относительно пересмотра границ или других политических вопросов, касающихся межгосударственных отношений. Отступлением от этой линии стал неспокойный период 1917–18 годов, когда карелы, как и другие национальные меньшинства России пытались прояснить свой национальный статус. Тогда общество поддержало вначале автономию Беломорской Карелии, а затем ее присоединение к только что ставшей независимой Финляндии. После завершения этого периода общество не заявляло о своем отношении к изменениям границ и к государственному статусу Карелии.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Появление художественной литературы на карельском языке

На карельском языке особенно с конца 1980-х годов выпущено множество сборников образцов карельских диалектов и учебников от букварей до грамматик и словарей, но далее речь пойдет именно о художественной литературе, то есть о стихах, рассказах и романах и только мимоходом о других произведениях.

Литература на ливвиковском диалекте

Реальное появление художественной литературы на карельском языке можно отнести только к 1980-м годам, когда поэты, пишущие прежде всего на ливвиковском или олонецком карельском языке, начали публиковать свои стихи. Конечно, многие из них писали и раньше, и стихи, и маленькие рассказы публиковались в разных периодических изданиях, в т.ч. в журнале Punalippu (позже Carelia) и в газете Neuvosto-Karjala (позже Karjalan Sanomat), а также в антологиях.

«Ласточкой, возвестившей о наступлении лета для художественной литературы» можно считать Владимира Брендоева. Он опубликовал свои первые стихи, написанные на ливвиковском диалекте, уже в 1972 году в газете Neuvosto-Karjala. В 1980 году вышел в свет сборник стихов Anusrandaine. Затем последовали книги стихов Hiilau huoli (1983), Kadajikko(1986), относящиеся к малой прозе произведения Kylmil (1988), Sa olet armas (1989), и вышедшие посмертно стихи Runoja (1991). Издательство Карелия опубликовало в 1999 году сборник стихов и переводов Брендоева Jättie hyvä jälgi muale.

Творчество Пааво Лукина относится в основном к детской литературе. Он начал писать стихи ещё подростком до войны. В 1981 году он опубликовал поэму Tuhkimus. Sanelemista karjalan livvin kielel. После смерти Лукина вышли в свет ещё две его книги стихов для детей: Mindäh kägöi kukkuu (1990) и Iče minä (1996).

Сантту Карху победил в 1988 году в конкурсе молодых поэтов, организованном журналом Punalippu, написав стихотворение Mustas kois. Его стихи не публиковались в сборниках, а в основном в газете Oma Mua. Стихи и музыка вышли на CD в исполнении рок-группы Talvisovat: Pahoin brihoin pajatukset (2001), Hyvästit Karjala (2003), Terveh Petroskoi (2006) и Allus oli muna (2009). Его поэзия включает в себя кроме стихов в стиле рока и юмористические, и лирические песни. В вышедшей в 2012 году книге Hyvästi Karjala, Terveh Petroskoi опубликована лирика Сантту Карху как на карельском языке, так и на финском в переводе Тимо Мунне. Стихи Сантту Карху опубликованы также в книге Kumalikko в 2014 году под редакцией Ольги Огневой.

Стихи Зинаиды Дубининой были опубликованы сначала в Punalippu, затем в основном в газете Oma Mua. Книга стихов для детей Silmükaivoine вышла в свет в 1995 году. Сборник Valgei koivikko (2003) включает в себя стихи, ранее опубликованные в прессе. Кроме стихов она писала рассказы, переводила на олонецкий диалект карельского языка стихи на русском и на финском языке, Новый Завет (Uuzi Sana 2003) и Калевалу (2009). Её произведения включены в книгу Kirjutukset, которая вышла в свет в 2013 году.

Произведение Пётра Семёнова Puhtasjärven Maša, опубликованное в 2004 году, называют первым современным романом на карельском языке. Он во многом напоминает посвященные Карелии романы севернокарельских писателей 1960–1970-х годов. Семёнов начинал как поэт, а его первые рассказы были опубликованы в газете Oma Mua в 1993 году. В 2009 году вышел в свет его сборник рассказов Rodinjärvi (Vallitut kerdomukset). Кроме того, он переводил русскоязычную прозу.

Александр Волков пишет стихи как на ливвиковском диалекте, так и (особенно вначале) на русском и переводит русскоязычную поэзию. Его тексты опубликованы во многих газетах и журналах. Из-под его пера вышли следующие произведения: Pieni D’essoilu (1997) и Liivin virret (2004). Пишут стихи, но также и произведения малой прозы Ольга Мишина (напр. Kuldaine ildu 1993, Ratoi1996, Marin kukku 2003), Вася Вейкки (Eloksen dorogat 2003), а также Тамара Щербакова (напр. Pajun kukkazet – keviän viestit 1999 и Armahile bunukoile 2002). Стихотворное произведение Ивана Савина Roindurandu вышло в свет в 2005 году. Тексты других многочисленных авторов, пишущих на ливвиковском диалекте, опубликованы в различных газетах и журналах и в сборниках, в т.ч. стихи и рассказы Марии Брендоевой, рассказы Людмилы Маркиановой. Следует упомянуть и Лео Нярья, автора первого спектакля на ливвиковском диалекте Huikkua pajuo, karjalaine (премьера в 1991 году).

В 2009 году в переводе Зинаиды Дубининой вышла в свет Калевала и в переводе Людмилы Маркиановой детская книга Nalle Karhu, Meččyrunoloi lapsile под редакцией Юкка-Пекка Вуорикоски. В 2010 году вышла в свет детская книга Marjuškan ilot (Марьюшкины радости) Тамары Щербаковой и Марьюкки Патракка, а в 2013 году книга Sygyzylahjat lapsile. Кроме того, в 2010 году вышли в свет в переводе Людмилы Маркиановой книга Юхани Ахо Juha и книга Натальи Синицкой In’aine.

Наталья Синицкая перевела несколько книг Туве Янссон о Муми-Троллях: Tiedoiniekan hattu вышла в свет в 2009 году, Varattavu Iivananpäivy в 2010 году, Muumitatan mustelmat в 2012 году, Muumipeigoi da händytiähti в 2013 и Kumman talvi в 2014 году.

В 2011 вышла в свет книга Микко Куйсмина и Марии Кяхяря Niina Nieglikon sygyzy, в 2013 году книга Марии Кяхяря Milan perehen päivy и книга Pyhät da arret – Karjalaine rahvahankalendari под редакцией Ольги Огневой и Алексея Конкка, в 2014 году Kumalikko Ольги Огневой, а также учебник для детей Елены Филипповой Sanalipas. Кроме того, были опубликованы несколько произведений, материалы которых берут начало в писательских конкурсах, организованных Обществом карельского языка.

Литература на севернокарельском диалекте

На севернокарельском диалекте пишет редактор Раиса Ремшуева, её стихи опубликованы в газетах и сборниках. В 1999 году вышла в свет ее книга для чтения Ihmeh-hete. Она перевела на севернокарельский диалект Новый Завет и роман Лаури Кунтиярви, вышедший в 1943 году на финском языке Yhessä ylettih (2004).

Севернокарельские писатели писали на финском языке в Карелии (см. История финноязычной литературы Карелии), и в Финляндии, например, Онттони Миихкали (или Микко Карвонен), Лаури Кунтиярви, Микко Самулинен и Вейкко Хуотаринен, в произведениях которых в диалогах героев часто используется севернокарельский диалект. (См. также предыдущую главу «Первые шаги художественной литературы».)

Книга Маури Куннас «Собачья Калевала» вышла в свет на севернокарельском диалекте в переводе Надежды Лутохиной в 2010 году. Детскую книгу Юкка-Пекка Вуорикоски перевела на севернокарельский диалект Раиса Ремшуева, и она вышла в свет в 2013 году под названием Mössi Kontie: Meččärunoja lapšilla.

В год празднования 180-летия Калевалы презентовали Калевалу, переведенную Раисой Ремшуевой: Kal’evala vienankarjalakši, в качестве иллюстраций использованы рисунки Виталия Добрынина, посвященные Калевале.

Литература на южном диалекте собственно карельского наречия

На южнокарельском диалекте больше всех писал Пааво Харакка. В 1989 году вышел в свет сборник рассказов Sunduga и в 1996 году Tuhkamukki. Его рассказы собраны в произведении Paavon paginat, вышедшем в 2010 году. Книга побасенок Саары Туовинен Saaran kuaskut da starinat вышла в свет впервые в 2007 году. Рассказы Селмы Эскелинен вышли в свет в 2012 году под названием Uksen raosta kuultua.

Литература на диалекте тверских карел

На диалекте тверских карел также пишут в основном поэты. В 1965 году Ходари Хоттарини написал оставшуюся в рукописи и основанную на родном наречии грамматику диалекта тверских карел, он собирал лексику и писал стихи, которые опубликованы в Республике Карелия в сборниках стихов и в газете Oma Mua.

В 1992 вышел в свет букварь диалекта тверских карел, составленный Михаилом Орловым. Его вышедший в 1993 году сборник стихов «Откровение» включает в себя стихи на русском и карельском языках. Он писал музыку на свои стихи, которые стали очень популярными, например, известное как песня стихотворение Armahazella.

В 1990-е годы на диалекте тверских карел начал писать стихи Станислав Тарасов. Сборник стихов под названием Oma randa вышел в свет в 1998 году. Поэзия Николая Морозова опубликована в газете Oma Mua и в выходящей в Твери газете Karielan Šana. Стоит упомянуть также главного редактора газеты Karielan Šana Людмилу Громову, которая пишет стихи под именем Людмила Бархатова. В 2004 году вышла в свет повесть Н.М. Балакирева Kuz’mičča и в 2012 году Stuanovoine. В 2013 году вышла в свет детская книга Марьюкки Патракка Šuuri kondie с иллюстрациями Ритвы Лампивуо в переводе Людмилы Громовой. В переводе Ирины Новак вышла в свет в 2014 году книга Марьюкки Патракка и Тамары Щербаковой Sygyžylahjat lapšilla.

Литература на людиковском языке

На кууярвском диалекте людиковского языка написаны стихи Миикула Пахомова. Его стихи публиковались в различных газетах, журналах и антологиях начиная с 1989 года. Опубликованы его сборники стихов Tuohuz ikkunas 1993 и Lüüdiland 2000. Он также перевел на людиковский язык некоторые религиозные тексты и составил вместе с Лидией Поташовой букварь ABC-kird´ в 2003 году. В 2009 году вышла в свет детская книга Марьюкки Патракка Suur’ kondij (иллюстрации Ритвы Лампивуо).

Новейшая литература

Новейшую литературу можно отслеживать на сайтах Карельского просветительского общества и Общества карельского языка.

Дополнительную информацию по теме см. в следующем произведении, на котором по большей части основана данная статья:

Jaan Õispuu: Runoista romaaneihin: karjalaisuutta ja karjalankielistä kirjallisuutta Karjalassa. Tallinna 2006. (От стихов к романам: карельскость и карельская литература в Карелии. Таллинн 2006). В произведении имеется обширный список литературы (на карельском языке).

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Литература на карельском языке

Древнейшие памятники карельского языка и первые произведения

Когда речь идет о литературе на карельском языке, принято упоминать и старинные памятники языка. Древнейший письменный памятник карельского языка относится к 13 веку и представляет собой новгородскую берестяную грамоту (напр. Заклинание от молнии, берестяная грамота № 292). Карельские слова, географические названия и имена людей встречаются, например, в писцовых книгах: Писцовая книга Обонежской пятины 1496 и 1568 года, Новгородская Писцовая книга Водской пятины 1500 года и первая шведская переписная окладная книга 1589–93 годов. Все они являются важными источниками истории карельских поселений.

Относительно следующих текстов нет полной уверенности, что они написаны на карельском языке, и они не представляют важности с точки зрения самого языка. Молитва Отче наш была опубликована в произведении Себастьяна Мюнстера «Космография» в 1544 году. Микаэль Агрикола приводит в предисловии к Псалтырю списки богов и упоминает там карельских богов. В том же 16 веке голландец Симон Ван-Салинген рассказывает в своих путевых заметках, что российский философ Феодор Жиденов написал историю Карелии и Лапландии и на карельском языке молитвы Символ веры и Отче наш. Однако эти тексты исчезли.

Самый старый словарь карельского языка был издан уже в 1680-е годы. В Петрозаводске Институт языка, литературы и истории опубликовал найденный в Соловецком монастыре

список слов, составленный иноком Феофаном. Изданный в конце 18 века сравнительный словарь П.С. Палласа содержит для 273 русских слов эквиваленты на двухстах других языках и наречиях, среди которых есть и карельский, и олонецкий карельский.

В начале 19 века были напечатаны первые книги на карельском языке: в 1804 году некоторые переводы молитв и краткий катехизис на (собственно) карельском и олонецком карельском, а в 1820 году на диалект тверских карел перевели Евангелие от Матфея (Matveista Svätoin Jovangeli), который привлек большое внимание в Финляндии среди лингвистов. В 19 веке появилась и другая православная литература, в т. ч. переводы Евангелие на севернокарельский диалект. В начале 20 века было напечатано много религиозных изданий, таким образом пытались ограничить распространение финского языка. Вся эта письменность была на основе кириллицы.

В конце 19 и начале 20 века печаталось немало учебной литературы и словарей. Самый старый букварь карельского языка, составленный Анастасией Толмачевской на диалекте тверских карел, относится к 1887 году. Первая азбука на севернокарельском диалекте появилась в 1894 году.

После Октябрьской революции издание печатной продукции на карельском языке происходило вначале только в Финляндии. Использовался латинский алфавит для печатания произведений народного творчества, которые подготовили в основном Ииво Хяркёнен и Э.В. Ахтиа.

Краткий период письменного карельского языка

В Тверской Карелии в начале 1930-х годов создали письменный язык на основе латиницы. На нем печатали в 1930–1937 годах в основном буквари, книги для чтения, словари, грамматики и учебные программы, а также учебные пособия по математике и другим предметам. Издавалось много переводов детской литературы, но доля оригинальной литературы тверских карел практически сводилась к нулю. Всего было выпущено более сотни печатных изданий на карельском языке.

Недолговечным экспериментом остался и основанный на кириллице единый карельский письменный язык, созданный в конце 1930-х годов в Карельской автономной советской социалистической республике.

(Больше информации см. в диссертации Эса Анттикоски ”Neuvostoliiton kielipolitiikkaa: Karjalan kirjakielen suunnittelu 1930-luvulla” (Языковая политика Советского Союза: проектирование письменного карельского языка в 1930-е годы))

Первые шаги художественной литературы

Первым художественным произведением на карельском языке считается биографическое произведение сямозерского автора Мирона Смирнова «Голос корела: путевые заметки и корельская поэзия», напечатанное кириллицей и вышедшее в Санкт-Петербурге в 1890 году.

Ииво Хяркёнен был известный писатель, переводчик, преподаватель и прежде всего сторонник движения за объединение карельского племени, а также в течение долгого времени секретарь правления Карельского просветительского общества. Он был редактором изданной в 1910 на финском языке книги Karjalan kirja (Книга Карелии) (2. издание 1932 года), но он публиковал и многочисленные собственные написанные на карельском языке и переведенные на карельский язык сборники стихов и песен (напр. Nouseva heimo – стихи на финском языке и на олонецком диалекте карельского языка 1921, Laululoi aunukselazil – laulattavie da saneldavie heimokanzan laululoi da runoloi aunuksen kielel 1921, Kibunoi – suomalaizie runoloi aunukselazil 1 в 1925 ja 2 в 1927).

Лингвист Эдвард Вилхелм Ахтиа собирал и изучал лексику карельского языка, издал в 1938 году Карельскую грамматику, а также писал под псевдонимом Peiboi Pedrin стихи и гимны (Karjalastu virtty 1917, Rahvanan kandeleh 1922 и Vieron virzii 1924).

В 1930-е годы в КАССР появились молодые писатели, писавшие на финском языке, но опубликовавшие несколько рассказов и стихов на родном наречии. Среди писавших на карельском языке можно упомянуть несколько произведений (в основном сборники рассказов): Антти Тимонен Lentomašiina (1933), Федор Ивачёв Jauhinkivet (1934) и Ииво Никутьев Marfa (1935). На карельском языке писали стихи в т.ч. Крисун Миикул, Федор Исаков и Николай Лайне.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Работа над развитием языка

В последние годы положение карельского языка в Финляндии укрепилось благодаря указу об языках национальных меньшинств и собственной активности носителей карельского языка: опубликовано много литературы на карельском языке (больше всего на ливвиковском диалекте), языку обучают маленьких детей в языковых гнёздах и музыкальных детских группах, и на ливвиковском диалекте в сети издается журнал Karjal Žurnualu. В Университете Восточной Финляндии в кампусе города Йоенсуу начиная с 2009 года открыта профессорская кафедра карельского языка, а начиная с 2011 года карельский язык можно отметить в качестве родного языка в базе данных Центра регистрации населения. Общество карельского языка и Региональный союз коммун Северной Карелии приступили в 2012 году к осуществлению проекта о родном крае карел.

Карельский язык в Финляндии принимал участие в финансируемом ЕС мультидисциплинарном исследовательском проекте ELDIA, посвященном финно-угорским языкам меньшинств, который осуществлялся в 2010–2013 годах. Относительно карельского языка заключительный отчет был подготовлен в 2013 году на финском языке, на севернокарельском, на собственно карельском и на ливвиковском диалектах, и в нем говорилось в т.ч., что «его целью было понять, оценить заново и способствовать развитию многоязычия личности и общества». Исследование показало то, что носители карельского языка в Финляндии и ранее осознавали, что карельский язык «находится под серьезной угрозой исчезновения» и «необходимо незамедлительно принимать эффективные меры». Тем не менее «результаты показывают, что несмотря на то, что большая часть карелов Финляндии уже перешла на финский язык, это развитие еще можно остановить и возрождение карельского языка в Финляндии вполне возможно.» Дополнительная информация на сайте проекта: www.eldia-project.org

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Образец южнокарельского диалекта

Образец южнокарельского диалекта Yhteh vedeh riššityt – это воспоминания Хилкки Салонен, с которыми она выступила на летнем празднике Карельского союза в Сейняйоки летом 2016 года на заседании секции карельского языка.

Крещены в одной и той же воде!

Приветствую вас всех, дорогие слушатели!

Я Хилкка Салонен. Я родилась в Валтимо, в Раннанкюля. Мои корни уходят глубоко в почву Суоярви на той части территории Карелии, которую Финляндия утратила. До войны эти земли к северу от Ладожского моря относились к Выборгской губернии. Моя мать из рода Тяхкянен, а бабушка Вилоккинен. Они жили в Варпакюля. Фамилия моего отчима Борода, позже он сменил ее на Партала, они жили в Кайтаярви. Моя бабушка из рода Койвунен, они жили в Моисейнваара.

В Суоярви люди говорили по-карельски, и даже после войны, когда стали жить в Валтимо. В Раннанкюля все соседи говорили одинаково. Я тоже выучила этот язык и другого не знала, когда пошла в школу.

Грамматику я почти не знаю. Но сейчас на Языковых встречах мы учимся писать правильно. Я подумала, что мне надо попробовать поговорить (по-карельски), это я ещё умею.

Сейчас я вам расскажу одну историю. Это не сказка, а правда.

Для моих крестин моя мама Нина приготовила кофе и еду, пришли крестные матери и отцы, только священника не было видно и слышно. День уже начал клониться к вечеру. Гости стали расходиться. Моя крестная Хели по дороге домой увидела в Нурмесе священника и спросила, что он тут делает и почему не пришел в Валтимо крестить девочку. Священник сказал, что извините, забыл.

Наконец священник пришел в деревню, но зашел не в тот дом. Когда разобрались, в чем дело, хозяйка дома Анни сказала, что и у нее сын ещё не крещен.

На это священник ответил: «Ну, раз уж я пришел сюда, то сообщите родителям девочки, что крестить будем здесь.»

Ондрей шел по дороге. Он гостил у своей сестры Ольги и теперь возвращался домой. Мой отец Вася случайно сидел на крыльце и крикнул Ондрею: «Будешь крестным?» и рассказал, в чем дело. Ондрей согласился быть настоящим крестным отцом.

Он сразу прошел в комнату, схватил с кровати меня подмышку, крестик на ленточке и платье для крещения и помчался по тропинке в соседский дом. Когда моя мама Нина поняла, что происходит, она побежала следом и заметила на тропинке упавший крестик на ленточке. Пришлось вернуться домой и повесить крестик на чистую ленточку. Конечно, дома были и ленты для окантовки, и шнурки, и резинки и пуговицы, их покупали свертками.

Когда священник начал молиться, Ондрей стал широко креститься, кланяться почти до земли и приговаривать: «Аминь, аминь.» Я тоже вытащила ручку из пеленок и стала махать как Ондрей. Все боялись, как бы он не выронил девочку. При крещении мне дали имя и церковное имя Хилария. Священника, который меня крестил, звали Александр Касанко.

Мальчика и девочку крестили в одной и той же воде.

И потом, когда родственники и бывшие соседи приходили в гости, они всегда спрашивали: «Кого это здесь крестили в одной и той же воде?»

В каком-то возрасте эти вопросы стали меня смущать. Сюда подходит поговорка: Что нас не убивает, то делает сильнее.

Спасибо!

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Образец севернокарельского диалекта

В образце текста на севернокарельском диалекте ”Riähkä” говорится о том, что такое грех (Pekka Zaikov: Luvemma vienankarjalaksi. 3.–4. luokka. Петрозаводск 1995, стр. 95). Образец читает Пекка Зайков, создатель письменного языка, основанного на севернокарельских диалектах. [В отличие от оригинала шипящие (š) отмечены.]

Грех

Раньше карелы старались не грешить. Так они уважали старые добрые обычаи.

Говорили, что нельзя наступать на порог, нужно было переступать через порог, иначе согрешишь.

Также нельзя было проходить под ситом.

В домах в углу возле двери стоял умывальник, уде мыли руки и лицо. Говорили, что на ночь в него нужно было наливать воду. Его нельзя было оставлять пустым – это был грех.

Спать ложились на левый бок, а вставали с правого.

Обеденный стол нельзя оставлять не вытертым. Иначе крошки будут прыгать и превратятся в червяков.

В пятницу нельзя было стирать белье.

Когда протирали пол, мусор нельзя было оставлять под веником. Это был грех.

Кража – это большой грех. Нельзя было брать чужое. И нельзя было брать рыбу из чужой сети, это был большой грех.

Лягушку раньше называли божьей повитухой. Убить лягушку значило согрешить.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Образец диалекта тверских карел

Образец диалекта тверских карел Iľľan pruazniekka Prudovalla рассказывет о том, как проводят праздник в тверской деревне (Ljudmila Gromova: Aiga lugie i paissa karielakši. Тверь 2002, стр.105). Образец читает Людмила Громова, создательница письменного языка на основе диалектов тверских карел.

Праздник Ильи в Прудове

Помню, как ребенком я любила деревенский праздник. У нас праздновали Илью. Родители говорили, что рядом с кладбищем раньше стояла деревянная церковь Ильи Пророка, но она сгорела. На том месте росли молодые березы. От церкви остались только лежащие на земле камни.

В каждом доме готовились к празднику, кто как умел. Хозяйки делали уборку в избе, а дети помогали матери. Я всегда мыла сени и лестницу, оттирала полы голиком и песком, так чтобы доски были белыми. Двор тоже приводили в порядок. Перед праздником варили пиво и квас, утром пекли пироги. Накануне праздника Ильи топили баню, и вся семья мылась.

Из города приезжали на праздник родственники, привозили подарки. Народу становилось много. Нам детям было весело бегать вместе с городскими друзьями. В день праздника надевали лучшую одежду и обувь. Можно было зайти в любой дом, и там угощали пирогами и квасом. Взрослые пили пиво и спиртные напитки.

Вечером в деревне собирался народ со всей округи. Родственники встречались за столом. Незнакомых тоже сажали за стол, поили и кормили. Прежде чем приступить к еде, пожилые люди крестились и кланялись перед иконой.

Позже вечером начиналось гулянье. Я помню, как мы с сестрой сидели у окна и смотрели на улицу. Этот дом стоял на большой улице. Приехавшие на праздник люди гуляли по улице туда и назад. Девушки и парни гуляли отдельно и только посматривали друг на друга. В трех местах играли на гармони. Позже было слышно, как начали петь и танцевать. Стемнело, и появились первые пары. Мы тоже хотели пойти погулять, но родители нас не отпустили.

На другой день праздник продолжался, снова сидели за столом, но уже не праздновали так много, как в первый день. После Ильина дня уже нельзя было ходить на речку (купаться). Родители говорили, что Илья помочился в воду, и вода стала холодной.

Так в Прудове отмечали Ильин день еще в 1960–64 годах.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Образец ливвиковского диалекта

Образец ливвиковского диалекта Matkoil описывает планирование поездки (Ljudmila Markianova & Aaro Mensonen: Opastummo karjalakse. Lugemistu aiguzile. Петрозаводск 2006, стр. 138). Образец читает Людмила Маркианова, создательница письменного языка, основанного на олонецких диалектах карельского языка.

В поездке

Мне бы хотелось съездить в Карелию.

Ну, мы можем съездить, только нужно решить, как лучше добираться – на поезде или домчимся на машине.

Мне кажется, на машине проще доехать. Ведь поезд идет через Санкт-Петербург, а зачем нам туда ехать. Поедем на машине через Вяртсиля в Сортавала. От Йоэнсуу туда недалеко, меньше ста пятидесяти километров.

Хорошо, так и сделаем.

Из Сортавала мы поедем на Валаам. Говорят, что сейчас теплоходы ходят туда каждый день. На Валааме сможем и переночевать.

Я тоже слышала об этом, и говорят, там есть отель для путешественников. Мы с тобой могли бы поехать туда на два дня. Посмотрели бы монастырь и сходили в церковь. Говорят, их теперь реставрируют.

Да, конечно, могли бы. И сможем увидеть свою любимую Ладогу. Давно уже хотелось там побывать. Может встретим нерпу. Я с самого детства их вспоминаю, их грустные черные глаза и торчащие усы.

А где вы родились и жили до эвакуации?

Я родилась в Салми, и детство там прошло. Я там все места знаю. И сейчас, когда мы поедем туда, я хочу съездить в Ковера и на остров Мантсинсаари. Наш дом находился в районе Суоярви, в Хюрсюлянмутка. Туда тоже надо зайти.

В эту поездку нам надо заехать в Олонец. Там говорили по-карельски лучше всего по сравнению с другими местами. И сейчас говорят. Очень хорошо обучают языку в Олонце.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Письменные формы языка

На основе различных диалектов карельского языка в 1930-е годы в Карельской автономной советской социалистической республике был создан на графической основе кириллицы и использовался в течение непродолжительного времени письменный язык. В Тверской области письменность была основана на латинице. Развитие современного письменного языка началось в конце 1980-х годов. В Республике Карелия развиваются письменные ливвиковский и севернокарельский диалекты. Тверские карелы тоже развивают с конца 1980-х годов собственный письменный язык. И в Финляндии носители карельского языка опубликовали за последние десятилетия литературу на ливвиковском, на т.н. собственно карельском и на севернокарельском диалектах. Носители людиковского языка также пытаются развивать свой язык. И хотя часто поднимался вопрос о желании иметь общий письменный язык, пока его создать не удалось. Предпринимаются попытки создания письменной формы людиковского языка.

Письменный севернокарельский язык основан на севернокарельских диалектах, а ливвиковский диалект на диалектах олонецкого карельского языка. Письменный язык, основанный на южнокарельских диалектах, пока что создается в основном из диалектов тверских карел, но развивается и такая письменная форма языка, которая основана на приграничных южнокарельских диалектах и которую часть носителей карельского языка в Финляндии начала называть собственно карельским. (Обратите внимание, что название собственно карельский имеет другое значение, когда речь идет о диалектах карельского языка.)

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Диалекты

Различные диалекты карельского языка подразделяются в лингвистике на две основные группы: собственно карельские диалекты и олонецкие карельские или ливвиковские диалекты. В собственно карельском выделяют беломорокарельский (или севернокарельский) и южнокарельский диалекты, к последнему относят также диалекты наречия тверских карел. В Республике Карелия обычно к третьей основной группе диалектов карельского языка относят людиковские диалекты, но другие исследователи считают людиковские диалекты отдельным самостоятельным языком.

На следующих территориях говорили или говорят на собственно карельских диалектах:

  • (севернокарельские диалекты) Кереть, Оуланка, Кестеньга, Витсатайпале, Пистоярви, Ухта, Вокнаволок, Хиетаярви и Куйваярви в районе Суомуссалми, Контокки, Юшкозеро, Панозеро, Усмана,
  • (южнокарельские диалекты) Тунгуда, Шуезеро, Реболы, Ругозеро, Паданы, Мяндусельга, Поросозеро, Иломантси, Корписелькя, Суоярви, Тверь, Тихвин, Валдай, Суйстамо и Импилахти.

Отличие северных диалектов от южных состоит в том, что в них отсутствуют следующие звонкие согласные: b, d, g, z и ž, но есть глухие p, t, k, s и š. Все же эта граница проходит не очень отчетливо, и в т.н. переходных диалектах встречаются и другие расхождения.

Территории, на которых встречаются ливвиковские диалекты:

  • Хюрсулянмутка Суоярвского района, Салми, Тулмозеро, Мунозеро, Сямозеро, Ведлозеро, Видлица, Коткозеро, окрестности города Олонца (напр. деревни Мегрега и Рипушкала), а также деревня Кондуши (Лодейное поле).

Ливвиковский диалект отличается от собственно карельского во многих отношениях. Самой явной отличительной чертой является замена в некоторых случаях гласных a или ä в конце слова на u или y.

Людиковский язык встречается на Олонецком перешейке на узкой полосе от Свири до Северного Олонца в основном к востоку от территории, на которой говорят на ливвиковском диалекте. Диалекты людиковского языка делятся на три группы: в Кондопожском районе говорят на севернолюдиковском диалекте, в Пряжинском районе на среднелюдиковском и в Олонецком районе на кууярвском диалекте людиковского языка.

Карельский язык, людиковский язык и карельские диалекты финского языка – kartta (pdf)

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.

Карельский язык

Карельский язык является в Финляндии единственным исконным (автохтонным) языком национального меньшинства, иначе говоря он используется в течение такого же продолжительного времени, как и финский язык, то есть «всегда». Тем не менее в Финляндии карельский язык был официально признан языком – а не диалектом финского языка – только в 2009 году, когда указом президента республики были внесены изменения в законодательство, и согласно данному определению карельский язык стал нетерриториальным языком национального меньшинства Финляндии. Указ вступил в силу 4.12.2009, и в соответствии с ним к карельскому языку применяется Европейская хартия региональных языков или языков меньшинств в той части, в которой Финляндия его ратифицировала.

Карельский язык относится к финно-угорским языкам, к группе прибалтийско-финских языков. Близкородственными карельскому языками являются языки народов, проживающих на территории вокруг Балтийского моря: финский язык, людиковский, вепсский, ижорский, водский, эстонский и ливский языки. Карельский язык используется или использовался в Российской Карелии на длинной узкой территории от Белого моря до Олонца, а в глубине России в окрестностях Твери и в районе Валдая и Тихвина, а также в Финляндии в приграничной Карелии (в Салминском уезде) и севернокарельских деревнях Хиетаярви и Куйваярви, а также неподалеку от Кухмо в деревне Римпи. В настоящее время во всей России численность карел существенно меньше 100 000, а число владеющих карельским языком составляет около 50 000 человек. В Финляндии число хорошо говорящих на карельском языке, согласно последним оценкам, составляет примерно11 000 человек, а понимающих язык или немного владеющих им – около 20 000 человек.

Ареал распространения карельского языка виден на карте, на которой отмечены также восточные диалекты финского языка и людиковский язык.

Для обозначения карельского языка в Финляндии используется много названий: олонецкий карельский, язык Калевалы, язык Восточной Карелии и др. Его ошибочно считали диалектом финского языка, восточно-карельским диалектом. Такое представление господствовало прежде всего по политическим причинам во время второй мировой войны и в довоенное и послевоенное десятилетия. Карельский язык не следует смешивать с т.н. карельскими диалектами финского языка, то есть с юго-восточными диалектами Южной Карелии и Карельского перешейка или саволакскими диалектами Северной Карелии.

Posted in Uncategorized |
Bookmark the permalink.