Разносная торговля и карелианизм

Время автономии и карелианизм (19 век)

Финляндия перешла полностью под власть России более чем на сто лет после русско-шведской (финской) войны 1808–1809 годов. Фридрихсгамский мирный договор был заключен в Хамина в сентябре 1809 года, и граница пролегла до Торниойоки. Для Финляндии началось время автономии в составе России. Финляндия и Российская Карелия были в течении следующих ста лет частью одного государства. Время автономии стало временем долгого и мирного экономического и культурного развития Финляндии и Карелии. Старую Финляндию вернули в состав автономной Финляндии в 1812 году.

Самыми важными промыслами Беломорской и Олонецкой Карелии были в 19 веке торговля, рыбная ловля, охота и земледелие, но и попрошайничество было знакомо жителям Беломорской Карелии в неурожайные годы. Самым важным промыслом все же была разносная торговля в Финляндии, а также в других районах Карелии и России. Препятствием для развития земледелия и лесного хозяйства были отсталые формы землевладения и законодательные акты российской государственной власти. Пахотные земли находились в собственности сельской общины, и через каждые двадцать лет проводили передел участков между крестьянскими семьями в зависимости от количества членов семьи мужского пола. Это не способствовало развитию сельского хозяйства, поскольку плоды крестьянского труда могли в ходе очередного передела достаться кому-то другому.

Леса находились в государственной собственности, и все рубки были строго регламентированы, в т.ч. когда речь шла о ежедневных потребностях в дровах или пиломатериалах. Древесину для использования в крестьянском хозяйстве можно было рубить только в количестве, определенном ежегодной квотой, которая в части строительных бревен составляла семь стволов в год на один дом. Квоту можно было превышать только при условии оплаты в казну немалой стоимости этих лишних объемов древесины. Такая практика эффективно препятствовала развитию промыслов, основанных на запасах древесины, и использованию обширных карельских лесов.

Во времена автономии в 19 веке торговля жителей Беломорской Карелии и других карелов на финской стороне Финляндии продолжалась, расширялась и распространилась на всю страну. Карельские торговцы доходили в своих торговых странствиях до Аландских островов и до Северной Швеции.  В путевом дневнике о третьей экспедиции по записи народных песен осенью 1832 года Элиас Лённрот описывает характер и обычаи купцов Беломорской Карелии следующим образом:

«Как только гость переступает порог дома, он задает много вопросов, и потом, когда он начинает беседовать, ему не приходится думать над каждым словом отдельно, а слова льются потоком с его губ в количестве большем, чем это было бы необходимо… Естественная склонность к занятиям торговлей объединяет их со всем народом России. Я склонен считать их потомками древних пермийцев или т.н. жителей Бьярмии, от которых всегда было столько хлопот, и свое пристрастие к торговле они получили в наследство от предков… Правда, дома между собой они не занимаются сколько-либо заметной торговлей, но тем больше они торгуют в Финляндии, в Ингерманландии, в Эстонии и т.д., где продажей головных платков и прочей мелочи они выручают немалые деньги. Начиная с октября месяца, они ведут эту разносную торговлю до следующей весны, когда они возвращаются домой заниматься земледелием или едут в СанктПетербург, Москву и другие места, где закупают большую часть тех товаров, которые затем продают в течение зимы.»

Первым собирателем рунопевческого народного творчества Беломорской Карелии считается Сакари Топелиус старший, который записывал руны от карельских коробейников в 1820–30-е годы и затем опубликовал их в виде печатных брошюр. В предисловии ко второй опубликованной тетради собранных рун в 1823 году он отмечает, что старинные руны поют только у восточных границ Финляндии и на северо-западе России. В предисловии к пятой тетради народных песен от говорит, что есть только одно рунопевческое место, и то оно находится за пределами Финляндии в Вокнаволокской волости, где старинные обычаи и истории мужского населения сохранились «искренними и чистыми».

Первым собирателем народных рун в деревнях Беломорской Карелии был путешествовавший там в 1825 году А.Й. Шёгрен. Викарий церкви Утсйоки Яакко Феллман собирал руны в 1829 году во время поездки через Вокнаволок, Ювалакшу, Ухтуа и Юшкозеро в Кемь.

Элиас Лённрот начал собирать народные руны в Финляндии и только во время третьей экспедиции он дошел в 1832 году до Вокнаволока в Беломорской Карелии. Во время четвертой поездки в 1833 году Лённрот впервые записывал руны в песенных деревнях вокруг Вокнаволока. После четвертой поездки у Лённрота оформилась идея компонования эпоса. Пятая поездка в 1834 году прояснила содержание будущей Калевалы, когда Лённрот встретил в Ладвозере самого великого рунопевца Беломорской Карелии Архиппу Перттунена. Рукопись первого издания Калевалы была готова в 1835 году. После этого Лённрот совершил ещё две поездки в Беломорскую Карелию для сбора песенного творчества: шестую весной 1835 года и седьмую в 1836–37 году.

Национальная идея и получивший название «карелианизм» интерес к Калевале и национальному песенному творчеству возник в 1890-е годы и в среде художников. Возникло художественное направление, повлиявшее почти на все сферы искусства и источником вдохновения для которого была Калевала, а также природа и уклад жизни песенного края. Многие художники различных направлений отправились в Карелию. Несущей силой карелианизма были художники Аксели Галлен-Каллела и Луис Спарре, скульптор Эмиль Викстрём, писатели Юхани Ахо, Эйно Лейно и Илмари Кианто, композиторы Ян Сибелиус и П. Ю. Ханникайнен, архитекторы Юрьё Бломстедт и Виктор Суксдорф и многие другие.

Наряду с карелианизмом развивалась национальная идентичность карельского народа, его осознание собственной истории и уникальности. Важный с точки зрения зарождения карельской этно-национальной идеи и даже решающий импульс дал журналист из Оулу Август Вильгельм Эрвасти, который совершил летом 1879 года важную поездку в Беломорскую Карелию и написал об этом книгу «Воспоминания о путешествии по Беломорской Карелии». Книга вдохновила как беломорских, так и переехавших из Беломорской Карелии в Финляндию купцов задуматься об улучшении условий жизни своего отсталого и русифицирующегося родного края.

Важной стала и поездка, которую Инто Конрад Инха совершил в 1894 году по следам Лённрота в песенный край Беломорской Карелии. В результате в 1911 году были опубликованы ставшая классикой книга Инхи «В краю калевальских песен» и его блестящие фотографии, запечатлевшие деревни и жителей Беломорской Карелии.